О том, почему люди становятся бездомными, можно говорить не один день. Кто-то влезает в долги, у кого-то обманом отбирают квартиру — все наверняка знают как такое происходит. Так или иначе, человек оказывается на улице.

С бездомными происходят страшные перемены. Иногда в тех из них, что попадаются мне на глаза в метро или на улицах, остается не так уж и много человеческого. Это одна из последних стадий.

Мы с другом как-то дали волю своему воображению, представляя, что будет, если мы, не дай бог, останемся без какого-либо жилья. Наш план действий выглядел очень наивно — либо обустроить лагерь, жить собирательством, а к зиме перебраться на юг, подальше от холодов, либо, что более вероятно, уехать куда-нибудь в глубинку и, заняв какой-нибудь брошенный дом, начать поднимать хозяйство. Причем второй вариант показался нам очень адекватным.

В самом деле: в нашей стране брошенных домов и деревень не счесть. Все отговорки о том, что бюрократическая система рано или поздно доберется до такого жилища и объявит его незаконным захватом земли — это просто отговорки. Эта система настолько далека, что при желании можно прятаться годами. К тому же, чиновники — люди, и с ними всегда можно договориться на взаимовыгодных условиях. По крайней мере, я в это верю.

Почему эта схема не работает?

Причина, по которой эта схема не работает, даже не в системе. Она внутри самих бездомных. Ведь для того, чтобы что-то сделать необходимо очень усердно потрудиться. Людям, в чью душу проникло отчаяние, у которых не осталось никого и ничего, очень сложно взять себя в руки и начать работать. К тому же появляется еще одно искушение — алкоголь.

Алкоголь дает бездомным иллюзию тепла и возможность на короткое время забыть о своих проблемах. Однако он же и превращает их в зверей, в которых не остается ничего человеческого. Все выпрошенные или украденные деньги уходят у бездомных на бутылку дешевой водки, а то и технического спирта, чтобы забыться пьяным сном, избавиться от всех бед и тревог и на какое-то время перестать быть частью мира, который их отверг.

Это очень страшная штука, когда человек постепенно теряет человеческий облик.

Наверное, одна из самых страшных в мире. Грязные, закутанные в лохмотья, с сумками, где спрятано все найденное барахло, представляющее хоть какую-то ценность, они кочуют по городу в полном одиночестве, отдаваясь во власть звериных инстинктов, и постепенно теряя даже человеческую речь.

А ведь каждый из них мог бы прожить очень достойную жизнь, если бы не попал под власть этой ужасной жидкости. Если бы несмотря ни на какие потери и разочарования продолжал работать и усердно трудится. Кто знает, может быть тогда деревни в регионах перестали бы пустовать, сельская промышленность вновь возродилась и в нашей стране все бы наконец наладилось. Надо всего лишь, чтобы каждый, даже тот, у кого в жизни совсем ничего не осталось, продолжал трудиться и верить, что все возможно.

Я не знаю, получилось ли бы у меня то, о чем я говорю. Но я бы, как минимум, попытался.