На грязном полу перехода, в стороне от людского потока сидит женщина неопределенного возраста. Она скорбно смотрит вниз и беззвучно двигает губами, читая молитву. Идущие мимо люди опускают в разложенный перед ней пакет горстку мелочи или небольшую купюру. Причина такой «щедрости» спит на руках у женщины.

Завернутый в грязные тряпки ребенок двух лет в выцветшей шапочке и спортивном костюме, давно превратившемся в обноски. Он вызывает жалость у прохожих и они, не задумываясь кидают попрошайке деньги. Делают хорошее дело…

Я проходил мимо этой женщины почти месяц. Не подавал, поскольку догадывался куда пойдут деньги. Об этом «бизнесе», приносящем огромную прибыль, не раз говорили журналисты.

Мне не хотелось, чтобы на мои деньги, какой-то мерзавец купил себе новую иномарку или построил загородный особняк.

Неужели никто не знает о том, сколько стоит «встать» в переходе? И как сражаются воротилы бизнеса нищих за каждое «золотоносное» место? Или знают, но все равно бросают деньги в этот рваный пакет?

Но что-то еще в этой женщине было не так. Понимание доходило до меня постепенно, пока меня не осенило, и я не застыл на месте. Ребенок спал. Ни крика, ни плача, ни единого всхлипа за все то время, пока я ходил мимо него. И я уверен, что и пока меня не было, ребенок тоже не издал ни звука.

Те из вас, у кого есть дети, наверняка помнят как они спали в этом возрасте. От силы час-два дневного сна. У попрошайки же ребенок спал, не просыпаясь, практически все время.

Я так внимательно смотрел на женщину, что она все поняла. Она подняла на глаза и мы встретились взглядами.

— Почему он спит? — Спросил я.

Попрошайка притворилась, что не слышит. Она закуталась поглубже в воротник рваной телогрейки.

Я спросил еще раз, и женщина снова подняла глаза. Ее взгляд был наполнен раздражением смешанным с полной отрешенностью. Казалось, что она была где-то не здесь, и мне стало не по себе.

— Пошел ты.. — прошептала попрошайка.
— Почему он спит!? — Я сорвался на крик.

Какой-то мужик, проходивший мимо, неодобрительно посмотрел в мою сторону. Думает, наверное, о том, что богатый негодяй обижает несчастную женщину. Полицейский, к которому я обратился на следующий день, послал меня в ту же сторону, что и попрошайка. Прямым текстом, безо всяких намеков. А ребенок продолжал спать.

Я позвонил приятелю. Человеку, который сумел как-то устроиться в жизни, передвигался по городу на дорогих машинах и жил в элитном коттеджном поселке. Он был очень удивлен моим вопросом.

Оказывается эта система уходит настолько «наверх», что узнай об этом тот мужик из перехода, его бы инфаркт хватил. В бизнесе вращаются бешеные деньги, а детей для попрошаек «арендуют» за бутылку или попросту воруют.

На мой вопрос, приятель, ответил вполне обыденным голосом:

— Он или под водкой, или под героином…

Я был в шоке. «Кто под водкой?»

— Ребенок. Чтоб не мешался. Ей с ним целый день сидеть, знаешь как он ее достал?

В голове не укладывалось. Оказывается, для того, чтобы ребенок весь день спал, его накачивают водкой или наркотиками. Представляете, какой это шок для детского организма? Часто, не выдержав, они просто умирают. И самое страшное: если это происходит днем, ведь попрошайка должна досидеть с мертвым ребенком на руках «до конца смены». А люди все также подают ей мелочь и считают, что делают благое дело.

Через день, я снова стоял в том же переходе и был готов к серьезному разговору. Которого не получилось.

У женщины на руках лежал другой ребенок. А мои вопросы она попросту игнорировала. Зато их не игнорировали, стоявшие рядом торговки. Через минуту я узнал, о себе много нового и был буквально выставлен из перехода. Мне оставалось только одно: искать полицию.

Полицейский нашел меня сам. Тот самый, который посылал накануне. Попросил предъявить документы, и как только я начал задавать вопросы, тут же куда-то исчез. Я оставался стоять у перехода, с паршивым чувством бессмысленности происходящего. А через пару минут внутри уже не было никого.

Когда вы видите женщин с детьми просящих милостыню, неважно на улице или в метро, задумайтесь прежде чем давать им деньги. Без них этот бизнес умрет. Умрет вместо вместо младенцев, которых ради наживы накачивают алкоголем или наркотиками.
Пусть спящий ребенок вызывает у вас не умиление, а ужас. Ведь теперь вы знаете, из-за чего он спит.